Красивый стих о молодости

 

Все! Хватит жить с авоськами, с котомками
Тащить с базара в дом со снедью кладь
И перышками хрупкими и ломкими,
Бранясь и негодуя, потрясать!

Меняю стиль. Спиралями закручены
Моих волос крутые завитки,
И в них, как будто новая, излучина
Уже не первой свежести щеки.

И силуэт пальто, слегка приталенный,
Прикрыл огрехи тела и – грехи.
Готовы – взгляда холод и проталины,
Походка «трепещите, мужики!»

Под кремом годы – лучики, не борозды.
На антураж мои»жеребцы» косят,
Я – незнакомка, женщина без возраста.
Убью того, кто даст мне пятьдесят!

~ ~ ~ ~ ~

 

Красивая женщина – дар от богов,
Красивая женщина – зависть врагов.
Желанная, словно спасательный круг,
Красива на радость и горе подруг…
Кому-то от жажды глоток во спасенье,
И чье-то мученье, беда и волненье…
Ее красота для нее наказанье,
В других же она вызывает желанье
Сломать и построить, обнять, притянуть,
Понять и принять, и опять оттолкнуть.
Красивая женщина – счастье мужчины,
Мыслей утешенье не без причины,
Красивая женщина радует глаз,
И тело собой утолит, и не раз…
Кому-то домашняя взгляду привычка,
А кто-то увидит, сгорит будто спичка.
Красивая дама – престиж и успех,
Красива, как ангел на дьявольский грех.
Эпитетов разных не счесть, не учесть,
И много в них правды, а в чем-то и лесть,
Но прежде чем в страсти своей утонуть,
Попробуйте в душу ее заглянуть…

~ ~ ~ ~ ~

Есть женщины, похожие на реки,
Как чисты и пронзительны их взоры!
В смущении опущенные веки
Хранят любви глубокие озёра.

Есть женщины, похожие на зори,
Они румяны, солнечны и яры.
В их огненном, разгорячённом взоре
Горят страстей вселенские пожары.

Есть женщины — что ветра дуновенье,
Воздушные, как дымка белой ночи.
Поэтам дарят чудные мгновенья
Их светлые, ласкающие очи.

Есть женщины, надёжные как скалы,
Что жизнь хранят от века и доныне,
И счастлив тот, чью душу обласкала
Горячая слеза земной богини.

Я женщина. Мне радостно и вольно
Терзать тебя то смехом, то слезами.
И петь всегда – когда светло и больно,
Смотря на мир зелёными глазами.

~ ~ ~ ~ ~

 

Ты — женщина, ты — книга между книг,
Ты — свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты — женщина, ты — ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.

Ты — женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты — в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся — от века — на тебя!

~ ~ ~ ~ ~

Тьмою здесь все занавешено
и тишина как на дне.
Ваше величество женщина,
да неужели — ко мне?

Тусклое здесь электричество,
с крыши сочится вода.
Женщина, ваше величество,
как вы решились сюда?

О, ваш приход — как пожарище.
Дымно, и трудно дышать.
Ну, заходите, пожалуйста.
Что ж на пороге стоять?

Кто вы такая? Откуда вы?
Ах, я смешной человек.
Просто вы дверь перепутали,
улицу, город и век.

~ ~ ~ ~ ~

Мы женщины до кончиков волос,
Мы женщины по сути и по духу!
Мы женщины, а значит не вопрос,
Мы сотворим слона из мелкой мухи!
Мы женщины, а значит, мы их тех,
Кто не горит в огне, в воде не тонет,
И коль на кон поставлен наш успех,
Мы остановим поезд, что нам кони…
Мы женщины! Мужчинам не понять,
Как при ноге, размера тридцать восемь,
Мы купим туфли тридцать шесть и пять,
И свято верим, что потом разносим!
Мы можем родину продать за шоколад,
Но день и ночь мы «вроде» на диете…
Мы плачем и смеемся невпопад,
Мы в сентябре уже грустим о лете,
Нас может иногда попутать бес,
На ровном месте мы устроим драму!
Но все-таки, мы чудо из чудес!
Мы дочери, подруги, сестры, мамы!
Мы женщины! Мы, как вина глоток,
Пьяним собой без видимой причины,
Мы женщины, и да хранит нас Бог,
Как не крути, он все-таки мужчина…

~ ~ ~ ~ ~

Бог его знает, что там Намешано,
В нашей загадочной женской Душе.
Нитью искристою соткана Женщина,
Временем гулким на вираже.

Нитью небесною — солнечной, Звёздною,
Вывязан женщин изящный Узор,
То мы Смешливые, то мы Серьёзные,
Умные и говорящие Вздор,

Мягкие, Добрые, Нетерпеливые,
Лёгкие, Тёплые Неотразимые,
Непредсказуемые, и Страстные,
Дерзкие, Вспыльчивые, Опасные!

Разные мы, ах, какие мы Разные!
В каждой оркестрик для счастья Живёт,
Тронешь любовью и песней Прекрасною
Нежная скрипка в душе Запоёт.

Бог его знает, что там Намешано.
Только любви быть должно через Край,
Вечная музыка в сердце у Женщины,
Мир окрыляя, играй же, Играй!

~ ~ ~ ~ ~

Есть женщины, похожие на утро:
Глаза — из голубого перламутра,
Спорхнувшие с изящных и душистых
Картин иных салонных портретистов.
Любовь таких – как дымка из тумана:
Полна и сладкой неги, и обмана,
Легка, непринуждённа и беспечна,
Но, словно сон под утро, быстротечна.

Есть женщины, похожие на полдень,
Сошедшие с Матиссовских полотен.
Глаза – огонь, ведь в них на самом донце
Горячее полуденное солнце.
Любовь подобных дам – одни напасти:
(Подобно танго – танцу жгучей страсти)
Пьяняще – обжигающе – прекрасна,
Но, как смертельный яд, она опасна.

Есть женщины, похожие на вечер:
Глаза мерцают тихо, будто свечи,
Из-под ресниц задумчиво темнея…
Те рождены полотнами Ромнея.
Любовь их – мудрость, что присуща даме,
(Вино, в сосуде зревшее годами),
Спокойна, не несёт в себе упрёка,
Но к чувствам рассудительно-жестока.

Есть женщины, похожие на ночи,
Глаза черны, рот чувственно-порочен.
Красавицы, что созданы (не даром!)
Французским живописцем Ренуаром.
Любовь их, пусть недолга и случайна, —
Загадка, обольстительная тайна.
Но таинство любовного урока
Несёт в себе, увы, следы порока.

А женщина, что сочетает мудро
В себе горячий полдень, лёгкость утра,
Загадку ночи, вечера блаженство, —
И есть самой природы совершенство,
Одна (средь миллионов, тысяч, сотен!)
Сошедшая с божественных полотен.

~ ~ ~ ~ ~

Что такое Любовь?
Это сила и страсть и горячая кровь,

Это радость познанья и горечь разлук
И жажда свиданья, касание рук

И взгляд и дыханье, волненье души,
И ненасытность, и стоны в тиши,

Горечь утраты и вечности жажда,
И смысл утраченный с нею однажды.

Рожденье и смерть в ней.
Паденье и взлёт.
И всплеск озаренья, что ввысь нас несёт

В ней жизни движенье, над бездной полёт
В ней страх пораженья, в ней пламя и лёд.

Любовь это да, и любовь это нет
Любовь это вечный вопрос и ответ

Любовь это я, и любовь это мы
Любовь это свет исходящий из тьмы

Любовь это утренний солнца восход
И ночь и луна и всех звёзд хоровод

И в космосе вечном великая сила
Что жизнь и планету Земля подарила.

И нам это всё сохранить, не обидеть
И в малом, однажды большое увидеть.

~ ~ ~ ~ ~

Пусть солнце каждый день, спадает с небосвода
И каждый день, оно восходит вновь
И красоту, дарует нам природа
Любимых ждёт, лишь нежность и любовь.

Ах! Как прекрасна молодость всегда!
Прекрасна своим свежим чувством
И как прекрасна жизнь в эти года
Любовь в эти года, всегда прекрасна.

Ведь всех она, надеждой окрыляет
И всем великое, и доброе сулит
И красотой души, безмерно наделяет
И верить в счастье и в любовь, всегда велит

О красоте уж много сложено стихов
О ней давно поют поэты
И сказано о ней уж много слов
И много, очень много песен спето.

О красота! Ты дар небесный!
Ты нежный, хрупкий дар любви.
Живёшь ты с молодостью вместе
И в месте с нею гаснешь ты.

~ ~ ~ ~ ~

Ну что же пожелать вам в эти годы?
Когда в душе у вас Весна
И телу хочется свободы
А жизнь прекрасна и мила.

Любви большой, большой, красивой
И чтоб единственной была.
Судьбы безоблачной, счастливой
И чтоб Весна в душе цвела.

~ ~ ~ ~ ~

Альма-матер чуткие объятья,
Наш физфак, иркутский универ
Вспомнил нынче вечером, опять я,
Открывая ветхий шифоньер.

В нём хранится, не́когда – «тужурка»,*
Но, теперь, мала́ уже, а жаль!
Старая студенческая куртка
С лэйблом знаменитым: «Магистраль».**

На физфаке знанья – лишь, полдела,
Плюсом: спорт, искусство и, всегда,
Ставшая традицией, кипела
Ле́та стройотрядная страда.

В сессиях экзаменов немало
Мы сдавали за́ год, а, потом,
Жизнь – сама экзамен принимала
В третьем допсеместре – трудовом.

Сдав учебники, на лето скинув бремя,
Отправлялись в дальние края
И, твоё тут наступало время,
Трудовая спутница моя!

Мы с тобою у́стали не знали,
Смотришься, как новая… Почти.
Лишь, на теле, годы оставляли
Метины – нашивки и значки.

Краски не поблекли под дождями
И под солнцем на семи ветрах
В галереях, что писа́ли, сами,
Мы на негрунтованных холстах…

Юности подруга боевая,
Ты и нынче, всё ещё крепка.
Думал, как-то, выбросить тебя я,
Но… Не поднимается рука…

~ ~ ~ ~ ~

 

В памяти не стёрлись стройотряды.
Я был стройным, глупым, молодым.
Нареза́ли скрипками цикады.
Мы впервые нализались в дым.
Юные прорабы коммунизма,
Отложив поставок календарь,
Спиртом наполняли организмы,
До неузнаваемости
~ ~ ~ ~ ~

 

С годами жизнь понятнее и краше.
Ну, сколько там ещё? Полвека? Треть?
Давай, родной, откажемся стареть
и будем жить, как будто Вечность — наша.
Возьмём, как говорится, ноги в руки,
пройдём пустыню, встретимся в горах,
прогоним опасения и страх —
не умирать же, чёрт возьми, от скуки!
Ведь синяки и ссадины,- трофеи,
помогут поумнеть, коль повезёт.
Недаром говорит честной народ:
«лишь то, что без движения – ржавеет».
А нас двоих покой ещё не манит,
поэтому, давай, любимый, впредь
мы наотрез откажемся стареть!
Пойдём, станцуем танго на вулкане.

 

~ ~ ~ ~ ~

Красив, силён, подтянут, смел
Ни грамма жира
Я даже слышать не хотел
Про бренность мира

Кричали девушки визжа
Ах!,Ах!- О боже!
Я от груди 120 жал
В упоре лёжа

Я переспать бы мог весной
Хоть с каждой встречной…
И отвергал, что под луной
Ничто не вечно

Мне бы вернуть того меня
⅛-ую
А то уже почти полдня
Сижу, рифмую

 ~ ~ ~ ~ ~

За свой «полтинник» насмотрелся я всего.
И много страшного прошло вблизи меня.
Я не боюсь уже почти что ничего,
Но дураков боюсь и ныне – как огня.

Где вы, благословенные года,
Когда я был здоров, красив и весел?
В дни юности была вкусней вода,
И килограмм гораздо меньше весил.

Паспорт, а из фотки чья-то рожа
С мерзкою гримасою глядит.
Если стал ты на неё похожим,
Надо срочно в отпуск уходить.

О, как обидно самому
На жизненном пути,
В конце концов, прийти к уму
И вновь с него сойти.

Пока ты держишь в пальцах сигарету
И не проносишь стопку мимо рта,
На годы, уважаемый, не сетуй,
Поскольку остальное – суета.

~ ~ ~ ~ ~

 

я была шальной девчонкой,
тоненькою жёрдочкой:
вечно мятая юбчонка,
гладенькая мордочка

а теперь плутает где-то
молодость беспечная.
морда смята, как газета,
юбка — безупречная!

ты нахальным был парнишкой
и журнал «Playboy» листал,
мог за юбками вприпрыжку
забежать на пьедестал

что ж ты вместо тет-а-тета
утыкаешься, нахал,
плешью в мятую газету,
а не в глянцевый журнал?

~ ~ ~ ~ ~

Цепи наши, цепи золотые,
К сердцу приковавшие дела!
Годы молодые, налитые!
Вешние цветы. Колокола.

Оголю сверкающие звенья!
В каждом свой резон и свой завет.
Но желанней страстного затменья
Ничего на этом свете нет!

Прокатились над землей набаты.
Хрупкий мир боится тишины.
Вдоль дороги жизни полосатой
Редкие просветы без войны.

Воевали взрослые, а дети
Изнывали, мучились без сна.
Мы боялись вырасти в просвете,
Потерять мечты и ордена.

Главные бои меня минули,
Но для счета, может, для молвы
Я отведал, как свистели пули,
Пролетая мимо головы.

Снова юность тянется в дорогу.
Им, увы, другие снятся сны!
Да, они намного ближе к Богу,
Жаль, без романтической струны.

Нас никто у края не встречает,
Ошалев от счастья по весне.
Я бы тоже устремился к маю
Только быть последним не по мне!

 ~ ~ ~ ~ ~

Быть молодым сначала просто,
Идешь по жизни как герой,
Теперь ты стал большого роста,
А все ж ты мальчик, милый мой…

Года бегут, ты не стареешь,
Ты все сильнее и умней,
И в уголке ума лелеешь,
Что так и будет, без затей…

Но в сорок лет к тебе стучится,
Годов прошедших юбилей,
И есть тут повод огорчиться,
Быть молодым теперь трудней…

И пятьдесят уже минуло,
Но я себя ещё бодрю,
Но холодком уже подуло.
Что дальше думать не люблю…

 

~ ~ ~ ~ ~

 

Осталась юность, знаю, во времени ином,
Но часто вспоминаю, как лазал – пацаном,
В соседский сад за сливой, штакетником скрипя,
И помню, что счастливым не чувствовал себя.

И жизнь казалась сложной, и с горя пил «Агдам»,
Но чувство было ложным, и счастье было — там!
Мечты сносили крышу, застенчив был, но крут
И мне казалось слышу – тогда – меня зовут.

Что ждал я с пачкой «Примы» у заводской трубы?
Я ждал неповторимой и сказочной судьбы.
Ждал и не мог дождаться! Зато мог просто, блин,
Бродить и отражаться в зеркальности витрин.

Надеяться мог, в клубе, гитарою маня
Девчонок, что полюбят когда-то и меня.
Мечтать мог, глядя в лица до дыр затёртых фот,
Что вскоре всё случится, что позовут вот-вот.

Когда смотрел я, юным, на утренний туман
И прикасался к струнам гитары, счастьем пьян.
Иль, времени утратив и значимость, и счёт,
По городу, с тетрадью, по спящему ещё

Я шёл домой с рассветом, то посещала тут
Мысль, что рождён поэтом и, что меня зовут.
Входя неслышно в двери, домашних сон храня,
Я знал, я был уверен, в том, что зовут меня.

~ ~ ~ ~ ~

 

Не пацан давно уже, но все же
Всех, кто молод телом и душой,
Поздравляю с Днём я молодежи.
В этот праздник светлый и большой

Я желаю нашей молодежи,
Лень в неравном победить бою.
Если, молодежь, не вы, то кто же,
Скрасит старость мрачную мою?

Победит коррупцию в итоге,
В криминал забьет осины кол,
Сделает проезжими дороги,
И забьет победный грекам гол.

Приумножит кто запасы злата
Если, блин, не вы? Бог сил вам дай
От границы отодвинуть НАТО,
Выдворить китайцев в их Китай.

Напоить всех страждущих любовью,
Улыбнуть царевен Несмеян,
Увеличить втрое поголовье
Не в Москве живущих россиян.

Применив на деле некий осмос,
Не на час, на век, на тыщу лет,
Из руин поднять науку, космос,
И фигурное катанье, и балет.

Вам желаю делом славить имя —
Как Стаханов, Пушкин, Репин, Таль —
Как и я быть вечно молодыми,
Как и я смотреть с надеждой вдаль.

Быть лицом красивыми без Beauty,
Быть душою, как святые те,
Меньше тупо пялиться в компьютер,
Больше — на клубнику в декольте.

И в широком круге, блеать, и в узком,
В совершенстве зная сленг и мат,
На великом говорить — на русском.
С гордостью брать в руки автомат.

Молодости с честью флаг несите
С трезвою улыбкой на устах.
Ну, дерзайте! Главное, не ссыте,
В лифте и в общественных местах.

~ ~ ~ ~ ~

 

С друзьями старыми порой под градусом
Подруг студенческих по именам
Не можем вспомнить, но таблицы Брадиса
На память с лёгкостью приходят нам.

Логарифмической линейки скользкие
Шкала подвижная и бегунок
И мысли грешные не комсомольские
О женских прелестях промежду ног.

Как от стипендии и до стипендии
Полуголодные, любя весь Мир,
Мы умудрялись на гроши последние
В общаге вечером устроить пир.

Вникали тщательно, но без учителя,
Вдыхая вдумчиво дым папирос,
По книжке старенькой, до дыр зачитанной.
В хитросплетения индийских поз.

А жить становится всё интереснее,
Жаль, только времечко не двинуть вспять.
Те, кто за нами вслед — у них депрессия
И суть явления нам не понять.

Всё, вроде вот оно, живи и радуйся,
Но поколение сошло на нет.
А тот, кто помнит про таблицы Брадиса
Приучен с юности ценить момент.

~ ~ ~ ~ ~

Слышал каждый из нас:
«Вот бы в молодость снова!
Хорошо молодым, но чтоб ум, как сейчас»…
И представил себя я: беспечный, здоровый,
Ну а рядом теперешний опытный глаз.
Хочет юный двойник за подругой податься,
Чей у города нашего дом на краю.
«Не ходи, − говорю, − далеко добираться,
Да и поздно уже, − я ему говорю».
И осекся пацан, то есть я, еще крепкий,
И, коль требует плоть, от домашних тайком
На восьмом этаже, вместо с милой в беседке,
Душу я отвожу со своим кулаком.
Меры знать не желает наш резвый товарищ,
Все бы жилы он рвал, все подковы бы гнул.
Я за полу тяну: «Ты здоровье потратишь,
Очень трудно потом будет в норму вернуть».
Так вот я и фильтрую сквозь мелкое сито,
Что во вред молодцу, что на пользу пойдет.
Тут, кажись, в самый раз и услышать «спасибо»,
Но меня ожидает другой поворот.
Тот безусый юнец, в мою сторону глядя,
Так глядит, будто я долг заныкать посмел.
И взвивается вдруг: «Не пошел бы ты, дядя,
Как же с мудростью ты со своей надоел!»

~ ~ ~ ~ ~

 

Сколь часто мы ищем добра от добра,
Считаем восходы, заходы,
Смотрю я на вас, мой глумливый медбрат
И помню себя в ваши годы.

Когда молодым я скакал как олень
По диким степям Забайкалья,
Уламывать девок мне было не лень.
Не обременённый моралью,
Я шустро херачил с цветка на цветок
Как синий чувак с Аватара
И в каждую особь втыкал хоботок,
Вкушая досЫта нектара
Ах, молодость, молодость – время побед,
Утех сексуально – брутальных,
Период смешения мух и котлет,
Мелькание дней беспечальных,
Когда б ты вернулась ко мне во плоти
Назло постаревшей фортуне,
От этого счастья тогда б, разъети
Я враз захлебнулся б и умер
Но тщетно мечтать об утехах младых,
Кошмар остаётся кошмаром,
Судьба напоследок вломила под дых —
Издохну опухшим и старым
Подходит к итогу отмерянный век,
Пора собираться в дорогу.

А бирку мою, молодой человек,
Вяжите на левую ногу

~ ~ ~ ~ ~

 

Когда я был пацаном,
Порой мечтал об одном:
Пусть время мчится быстрее вперёд!

Уйду от школьных дверей,
Найду в десятках морей
Сотни кладов.

На иноходце гнедом
Вернусь я в старенький дом,
Закончив славный пиратский поход.

Я крут, красив и богат
И все кричат мне: «Виват!»
То, что надо!

А я смущённо прячу взгляд
И отвечаю всем подряд:
Да что вы, братцы, каждый смог бы – это, в общем, несложно.
Так легко,
Ну, как Ньютона бином.

Я удивляю всех ребят
И восхищаю всех девчат –
Вот так мечтал я и считал я, что такое возможно!
В те года,
Когда я был пацаном.

Когда я был пацаном,
Глядел я в ночь за окном,
Кропал стишки неуклюже-смешно.

И с головой накрывал
Меня влюблённости вал
Сладким сно-ом.

Во сне я видел своём,
Что мы с подружкой вдвоём,
И всё у нас, как во взрослом кино.

Я чумовых ждал но́чек,
Когда я был пацаном.

Когда я был пацаном,
Мечтал о небе ином,
Найти свой мир у далёкой звезды.

Летать быстрее, чем свет,
Гонять ораву комет
Табуном,

Открыть волшебный закон,
Отважно ставить на кон,
Спасти принцессу от лютой беды.

Хотелось стать героем,
Когда я был пацаном.

Терялись юные мечты
Среди житейской суеты,
И вот теперь я много лет, упрямо и осторожно,
В час ночной
Мечтаю всё об одном:

Вот снова школа и друзья,
И манят южные моря,
И каждый день проходит ярко, клёво и суматошно –
Чтобы я,
Как прежде, был пацаном!

Я удивлял бы всех ребят
И восхищал бы всех девчат –
И сам бы верил, что любое в жизни чудо возможно!
Если бы,
Я снова стал пацаном,

Когда влюблённости пора,
Стихи и грёзы до утра,
И снова девочки волнуют, и на сердце тревожно –
Как тогда,
Когда я был пацаном!

Как тогда,
Когда я был пацаном!

~ ~ ~ ~ ~

24 апреля – Международный день солидарности молодежи!
27 июня – День молодежи России!
12 августа – Международный день молодежи!
10 ноября – Всемирный день молодёжи!

Наверное, выскажусь тоже,
Позиция наша ясна:
Не нужен нам День молодёжи.
Нам Ночь молодёжи нужна!

~ ~ ~ ~ ~

 

Вот домик с сиренью душистой.
За сеткой цыплята снуют.
Во дворике скромно, но чисто;
Какой-никакой, а — уют.

Дорожки. Разбит виноградник.
Весна, щебетанье пичуг.
За домом — ухоженный садик,
Хозяева — не из пьянчуг.

Не скажешь про домик — хибара,
И не особняк «от и до».
Под крышею ласточек пара
Семейное свили гнездо.

Не зря вам поведаю быль я.
Задумка природы проста:
Как только оперились крылья —
Птенцы улетят из гнезда.

И нужно в житейской науке
Явить им немалую прыть —
Принять обучения муки,
Чтоб корм для себя раздобыть.

Чтоб лихо врасплох не застало,
Закалку придется пройти —
Ведь будет препятствий немало
На жизненном сложном пути.

Ученья азы постигая,
Птенцы долетят до небес.
. Из домика вышел, зевая,
Дородный усатый балбес.

Меж ленью и пьянством посредник,
Проснувшись в обед, наконец,
Явился хозяев наследник —
Упитанный крупный птенец.

Заметив меня, в знак привета,
Лениво рукою потряс;
Помятый, в зубах сигарета,
Сынок-супермен-лоботряс.

Устав после пьянки намедни,
Присел на ступеньку крыльца;
Здоровый балбес полнолетний —
На шее сидит у отца.

Бездельник — по крупному счету,
И непревзойденный хитрец,
Никак не отыщет работу —
Увы, затерялась вконец.

По дому помочь — из-под палки;
Под утро приходит домой.
А добрым родителям жалко —
Гуляй, мол, пока молодой.

Не голодно, сладко, вольготно,
В подвале бочонок вина.
Не сам виноват обормот, но
Родителей добрых вина.

Растет бестолковое семя —
Подружки, бутылка, кровать.
А надобно в нужное время
От сиськи дитя оторвать!

Холеная рожа лоснится;
Рыдает по заднице плеть.
Сдается, родителям птицы
Придется еще пожалеть.

Придется еще, пожиная
Плоды воспитания те,
Хлебнуть им до самого края —
По глупой своей доброте.

~ ~ ~ ~ ~

 

Фигурно и с изяществом сложу
Из чутких и немного нервных пальцев,
Я кукиш русский. Им и погрожу
В ту сторону, где власти постояльцев

Воронья стая граем колыхает
Задумчивую трепетную Русь,
И, вдарив оземь ветхим малахаем,
Назад, в былое, думой обернусь…

~ ~ ~ ~ ~

Запивая воблу пивом,
Говорили о красивом,
И мечтали о прекрасном.
Запивая водку красным.

~ ~ ~ ~ ~

Помню, как я пьянствовал когда-то,
Ах, какие были времена,
Семь утра, а ты уже поддатый,
Никаких болезней с бодуна.

Запах только выпитой «Мадеры»,
Части тела не колотит дрожь,
Где теперь подобные примеры?
Нет не та сегодня молодёжь.

~ ~ ~ ~ ~

Эх детство мое, детство ясное
Сверкнуло как в речке блесна,
Мечты и поступки прекрасные,
Любовь, комсомол и весна!

Из прошлого песня как солнышко
Упав из небесной тиши,
Нахохлилась теплым воробышком
На ржавой антенне души.

И снова я верю что золото
Не гранула счастья в горсти,
А цепи, которые молотом —
Я с глобуса должен снести!

Две смены за смену без завтрака,
Потом на субботник в карьер,
Чтоб негр в голодающей Африке
Молился на СССР.

Чтоб сплавилось время и общество
В единый аккорд и струну,
Чтоб верили детство с отрочеством —
В Любовь, Комсомол и Весну.

~ ~ ~ ~ ~

 

Сердце покорила красотой небесной,
Смехом-переливом, грацией, умом,
Делая простую тему интересной,
Ты весьма желанна в обществе любом.

Юмор твой уместен и не жалит ядом,
Лести нет фальшивой – искренна всегда.
Счастлив я безмерно быть с тобою рядом,
Ты – небес подарок, ты – моя звезда!

Ты прекрасна, как глоток воды в жару,
И незаменима, словно радость!
И ни разу я тебе не вру,
Ложь и лицемерие — вот гадость!

Ты красива, как свежий десерт,
Интересна, словно ребус новый,
И чиста, как новенький конверт,
И прекрасна, словно лист кленовый!

Но я, кроме шуток, признаюсь:
Ты очаровательна действительно!
Я признаться в этом не боюсь,
Ведь ты и умна, и удивительна!

~ ~ ~ ~ ~

Ты прекрасна, как Мальвина,
Что пленила Буратино,
И хитра ты, как лиса,
Глубока, как небеса!

И фигура, как гитара,
И ничто тебе не пара!
Ты прекрасна, спору нет,
Не видал таких весь свет!

Гармонична и прелестна,
Как кроссворд, ты интересна!
Только ты не зазнавайся
И почаще улыбайся!

~ ~ ~ ~ ~

На коленях свернувшись кошечкой
Ты читала мне книги вслух
Ты родная, моя хорошая!
Был любовник тебе, был друг!

Приходил, задушив в объятиях
Грела быстро простой обед.
Поклянусь на своем распятии
Никого мне дороже нет.

Каждая женщина — это событие,
Вечная тайна и счастье открытия,
Лето и осень, зима и весна.
Женщина миру в награду дана.

Каждая женщина — это явление,
Жизни бушующей благословение,
Связь поколений во все времена.
Женщина миру в награду дана.

Каждая женщина — это призвание,
Радость и горе, любовь и страдание,
Свет, пробуждающий звёзды от сна.
Женщина миру в награду дана.

Каждая женщина — это горение,
Неповторяемость и повторение,
Песней звучащая в сердце струна.
Женщина миру в награду дана.

~ ~ ~ ~ ~

Женщина спит и во сне улыбается.
Этой улыбкой земля наполняется,
Смысл придавая течению лет.
Каждая женщина — чей-то рассвет.

Глаза — прекрасней изумрудов,
Душа — таинственный цветок.

Жизнь — это вечное движение,
За мир всегда в тревоге мать.
И за судьбу детей. С рожденья
Их ей лелеять, охранять.

Легко живется рядом с Вами,
Вы все стараетесь успеть.
Все сделать добрыми руками,
Над колыбелью песни спеть…

Кто с Вами красотой сравнится?
Вы от вниманья, нежных слов,
С мужчиной рядом, как царицы,
Цветок любви среди цветов.

Глаза в глаза, улыбка робко
Тревожит губы, не спеша.
Я вижу, ты глупа, как пробка,
Но хороша. Как хороша!

Ты — красоты поток бескрайний,
Мираж и сказка наяву,
Сознанье держится на грани,
Я потерять его могу.

Стремлюсь к тебе, желая страстно,
Природа требует своё,
Ты бесподобна, ты прекрасна!
Но только телом. Ё моё.

Умом скудна, душой тем паче,
И всё-таки тебя хочу.
Речей не говори, иначе
Я за молчанье заплачу.

За эти трепетные пряди
И безупречные черты
Отдал бы все сейчас не глядя
Как жаль, умом не блещешь ты!

~ ~ ~ ~ ~

Как хочется быть слабой, беззащитной,
Вдруг беспричинно в обморок упасть,
И на груди у сильного мужчины
Поплакать и пожаловаться всласть.

Не мчаться ранним утром на работу
В потоке пешеходов и машин,
А погрузиться в сладкую дремоту,
Заботясь об отсутствии морщин.

Прозрачную накинув драпировку,
Доверчиво болтая ни о чём,
Беспомощно склонить свою головку
На крепкое надёжное плечо.

С любимым выйти хрупкой недотрогой,
И выглядеть, как ангел во плоти,
Случайно подвернуть на шпильке ногу,
Чтоб на руках он мог тебя нести.

Бледнеть, краснеть, пугаться и теряться,
Страдать, паниковать и не решать,
Надеяться, внимать и подчиняться,
Вздыхать, благоухать и отдыхать.

Забыв уроки всех эмансипаций,
Открою я мужчинам наш секрет:
Мы тоже можем слабыми казаться,
Но времени у нас на это нет!

Самая нежная, легкая, дивная,
Ты словно фея из детской сказки!
Жесты плавны, горделивая грация,
Взгляд и улыбка — из света и ласки.

Даже не верится: в нашей реальности
Чудо такое встретить, возможно!
Чтоб не вспугнуть волшебства обаяние,
Даже дышу с тобой осторожно.

Мир спасут не мужчины, а женщины!
Вся надежда сегодня на них:
На капризных и часто изменчивых,
На любимых и самых родных.

Они матери, жёны и дочери.
Или внучки, не в этом вопрос.
Нам не важно — длинны, укорочены
Пряди женских прекрасных волос.

Обладают они неким качеством.
Тем, которого нет у мужчин:
Материнской любовью охвачены
В этом Мире мы все, как один.

Добротой материнскою светятся
Все они, в каждой женщине – мать.
Только в них разум с истиной встретятся.
Нам, мужчинам, того не понять.

Ген войны в нас живёт разрушительный.
Этот ген – Ахиллеса пята…
Хрупок Мир наш земной удивительный,
В нём без женщин одна пустота.

Мир спасёт красота, без сомнения.
Только вся ли здесь правда видна?
Красота та, как миг откровения,
В руки женщине Богом дана.

~ ~ ~ ~ ~

Ну что ж! Простимся. Так и быть.
Минута на пути.
Я не умел тебя любить,
Веселая,- прости!

Пора быть суше и умней…
Я терпелив и скуп
И той, кто всех подруг нежней,
Не дам ни рук, ни губ.

За что ж мы чокнемся с тобой?
За прошлые года?
Раскрой рояль, вздохни и пой,
Как пела мне тогда.

Я в жарких пальцах скрыл лицо,
Я волю дал слезам
И слышу — катится кольцо,
Звеня, к твоим ногам.

Припомним все! Семнадцать лет.
В руках — в сафьяне — Блок.
В кудрях у яблонь лунный свет,
Озерный ветерок.

Любовь, экзамены, апрель
И наш последний бал,
Где в вальсе плыл, кружа метель,
Белоколонный зал.

Припомним взморье, дюны, бор,
Невы свинцовый скат,
Университетский коридор,
Куда упал закат.

Здесь юность кончилась, и вот
Ударила война.
Мир вовлечен в водоворот,
Вскипающий до дна.

В грозе и буре рухнул век,
Насилья ночь кляня.
Родился новый человек
Из пепла и огня.

Ты в эти дни была сестрой,
С косынкой до бровей,
И ты склонялась надо мной,
Быть может, всех родней.

А в Октябре на братский зов,
Накинув мой бушлат,
Ты шла с отрядом моряков
В голодный Петроград.

И там, у Зимнего дворца,
Сквозь пушек торжество,
Я не видал еще лица
Прекрасней твоего!

Я отдаю рукам твоим
Штурвал простого дня.
Простимся, милая! С другим
Не позабудь меня.

Во имя правды до конца,
На вечные века
Вошли, как жизнь, как свет, в сердца
Слова с броневика.

В судьбу вплелась отныне нить
Сурового пути.
Мне не тебя, а жизнь любить!
Ты, легкая, прости…

~ ~ ~ ~ ~

Ах, что ни говори, а молодость прошла…
Еще я женщинам привычно улыбаюсь,
Еще лоснюсь пером могучего крыла,
Чего-то жду еще — а в сердце хаос, хаос!

Еще хочу дышать, и слушать, и смотреть;
Еще могу шагнуть на радости, на муки,
Но знаю: впереди, средь океана скуки,
Одно лишь замечательное: смерть.

~ ~ ~ ~ ~

Прощай, прощай, моя юность,
Звезда моя, жизнь, улыбка!
Стала рукой мужчины
Мальчишеская рука.
Ты прозвенела, юность,
Как дорогая скрипка
Под легким прикосновеньем
Уверенного смычка.
Ты промелькнула, юность,
Как золотая рыбка,
Что канула в сине море
Из сети у старика!

~ ~ ~ ~ ~

Воспоминанье жизни сонной
Меня влечет под сень аллей,
Где ночи сумрак благовонный
Тревожит милый соловей…
Туда, где мы молились жарко,
Где милый профиль, серых глаз
Зарница, вспыхивая ярко,
Мне выдавала всякий раз…
Туда, где мы, в года былые,
Любили песни напевать
И эти песни молодые
Ночному небу поверять…
И нас тогда во мрак манило
Затем, что где-то в небесах
И на земле безмолвной жило
Блаженство в звездах и цветах,
А каждой вспыхнувшей зарнице
Могли про тайны говорить
И эти тайны — небылицы —
Самим подслушать… и любить!

~ ~ ~ ~ ~

Должно быть, молодости хватает,
душа, наверно, еще легка —
если внезапная наступает
на жажду похожая тоска,
когда становится небо чище,
и тонкая зелень мерцает везде,
и ты пристанища не отыщешь
в любимом городе, полном людей,-
тоска о любви, еще не бывшей,
о не свершенных еще делах,
о друзьях неизвестных, не приходивших,
которых задумала и ждала…

~ ~ ~ ~ ~

О, сколько в молодости хочется
И сколько в юности мечтается!
И только в старости хохочется,
Что ничего-то не сбывается…

~ ~ ~ ~ ~

Вылетишь утром на воздух,
Ветром целуя женщин,-
Смех, как ядреный жемчуг,
Прыгает в зубы, в ноздри…

Что бы это такое?
Кажется, нет причины:
Небо прилизано чинно,
Море тоже в покое.

Слил аккуратно лужи
Дождик позавчерашний;
Девять часов на башне —
Гусеницы на службу;

А у меня в подъязычьи
Что-то сыплет горохом,
Так что легкие зычно
Лаем взрываются в хохот…

Слушай, брось, да полно!
Но ни черта не сделать:
Смех золотой, спелый,
Сытный такой да полный.

Сколько смешного на свете:
Вот, например, «капуста»…
Надо подумать о грустном,
Только чего бы наметить?

Могут пробраться в погреб
Завтра чумные крысы.
Я тоже буду лысым.
Некогда сгибли обры…

Где-то в Норвегии флагман…
И вдруг опять: «капуста»!
Чертовщина! Как вкусно
Так грохотать диафрагмой!

Смех золотого разлива,
Пенистый, отличный.
Тсс… брось: ну разве прилично
Этаким быть счастливым?

~ ~ ~ ~ ~

Вдаль несётся река беспокойная,
Вышел месяц, волны серебрит…
И снова вместе с тобой
Над серебристой рекой
Мы будем до утра бродить.

Я знаю: юность, мой милый,
С той поры наступила,
Как улыбку я встретила твою.
Любовью первой, долгожданной,
Ласковый, мой желанный,
Я тебя люблю.

Юность к людям приходит по-разному.
Иногда она встречает нас
С весенним первым ручьём,
С последним школьным звонком,
С лучистым блеском милых глаз.

Ты не хмурься, мой нежный, мой ласковый,
Мы с тобою вместе, мой родной.
Вариант:
Наконец-то, мой нежный, мой ласковый,
Повстречались в жизни мы с тобой…
Нас дни весенние ждут,
Для нас сады расцветут,
Нам будут птицы петь весной.

Ты будешь, молодость, с нами,
Если сможем мы сами
Сохранить молодой любовь свою.
Любовью первой, долгожданной,
Ласковый, мой желанный,
Я тебя люблю.

~ ~ ~ ~ ~

В сухом лесу стреляет длинный кнут,
В кустарнике трещат коровы,
И синие подснежники цветут,
И под ногами лист шуршит дубовый.

И ходят дождевые облака,
И свежим ветром в сером поле дует,
И сердце в тайной радости тоскует,
Что жизнь, как степь, пуста и велика.

~ ~ ~ ~ ~

Молодость мне много обещала,
было мне когда-то двадцать лет.
Это было самое начало,
я был глуп, и это не секрет.

Это, — мне хотелось быть поэтом,
но уже не очень, потому ??
что не заработаешь на этом
и цветов не купишь никому.

Вот и стал я горным инженером,
получил с отличием диплом.
Не ходить мне по осенним скверам,
виршей не записывать в альбом.

В голубом от дыма ресторане
слушать голубого скрипача,
денежки отсчитывать в кармане,
развернув огромные плеча.

Так не вышло из меня поэта, ??
и уже не выйдет никогда.
Господа, что скажете на это?
Молча пьют и плачут господа.

Пьют и плачут, девок обнимают,
снова пьют и всё-таки молчат,
головой тонически качают,
матом силлабически кричат.

~ ~ ~ ~ ~

Забота у нас простая,
Забота наша такая:
Жила бы страна родная,
И нету других забот!

И снег, и ветер,
И звёзд ночной полёт..
Меня мое сердце
В тревожную даль зовёт.

Пускай нам с тобой обоим
Беда грозит за бедою,
Но дружба моя с тобою
Лишь вместе со мной умрёт.

Пока я ходить умею,
Пока глядеть я умею,
Пока я дышать умею,
Я буду идти вперёд!

И так же, как в жизни каждый,
Любовь ты встретишь однажды,-
С тобою, как ты, отважно
Сквозь бури она пройдёт.

Не думай, что всё пропели,
Что бури все отгремели.
Готовься к великой цели,
А слава тебя найдёт!

И снег, и ветер,
И звёзд ночной полёт..
Меня мое сердце
В тревожную даль зовёт.

~ ~ ~ ~ ~

Не говори, что молодость сгубила
Ты, ревностью истерзана моей;
Не говори. близка моя могила,
А ты цветка весеннего свежей!

Тот день, когда меня ты полюбила
И от меня услышала: люблю, —
Не проклинай! близка моя могила,
Поправлю все, все смертью искуплю!

Не говори, что дни твои унылы,
Тюремщиком больного не зови:
Передо мной — холодный мрак могилы,
Перед тобой — объятия любви!

Я знаю: ты другого полюбила,
Щадить и ждать наскучило тебе…
О, погоди! близка моя могила —
Начатое и кончить дай судьбе. »

~ ~ ~ ~ ~

Нет, молодость, ты мне была верна,
Ты не лгала, притворствуя, не льстила,
Ты тайной ночью в склеп меня водила
И ставила у темного окна.
Нас возносила грузная волна,
Качались мы у темного провала,
И я молчал, а ты была бледна,
Ты на полу простертая стонала.
Мой ранний страх вздымался у окна,
Грозил всю жизнь безумием измерить…
Я видел лица, слышал имена —
И убегал, не смея знать и верить.

~ ~ ~ ~ ~

Это в молодости ранней
Все впервые, а потом,
Как последнее дыханье,
Первый снег и первый гром.
Первый ландыш, лед летящий,
Пух лохматых облаков,
Как последняя причастность,
Ранний окрик петухов.
И слова твои растают,
И глаза твои сгорят,
А всему цена такая —
Первый взгляд, последний взгляд.

~ ~ ~ ~ ~

Дал Ты мне молодость трудную.
Столько печали в пути.
Как же мне душу скудную
Богатой Тебе принести?
Долгую песню, льстивая,
О славе поет судьба.
Господи! я нерадивая,
Твоя скупая раба.
Ни розою, ни былинкою
Не буду в садах Отца.
Я дрожу над каждой соринкою,
Над каждым словом глупца.

~ ~ ~ ~ ~

Убивали молодость мою
Из винтовки снайперской,
В бою,
При бомбежке
И при артобстреле…
Возвратилась с фронта я домой
Раненой, но сильной и прямой —
Пусть душа
Едва держалась в теле.

И опять летели пули вслед:
Страшен быт
Послевоенных лет —
Мне передохнуть
Хотя бы малость.
Не убили
Молодость мою,
Удержалась где-то на краю,
Снова не согнулась,
Не сломалась.

А потом —
Беды безмерной гнет:
Смерть твоя…
А смерть любого гнет.
Только я себя не потеряла.
Сердце не состарилось
Ничуть,
Так же сильно
Ударяет в грудь,
Ну, а душу я
В тиски зажала.

И теперь веду
Последний бой
С годами,
С обидами,
С судьбой —
Не желаю
Ничему сдаваться!
Почему?
Наверно, потому,
Что и ныне
Сердцу моему
Восемнадцать,
Только восемнадцать!

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Deviko.ru